Интервью о депрессии

Как можно справиться с тяжелой депрессией всего за день?

Важно понимать механизм воздействия депрессии на наш мозг. Если Вы поймете его принцип, Вы сможете невероятно быстро разорвать пагубный цикл. Еще 40 лет назад выяснилось, что у людей, страдающих от депрессии, длительность фазы "быстрого сна" (БДГ-фазы) превышает норму. Они видят намного больше снов, чем здоровые люди. Мы выяснили – и доказали в ходе исследования, - что негативный самоанализ или размышления, которым предаются люди в состоянии депрессии, на самом деле вызывают избыточное количество сновидений. Таким образом, механизм действия депрессии представляет собой 24-часовой цикл, и в течение 24 часов мы можем добиться изменения самочувствия.


Но какова же связь между сном со сновидениями и депрессией?

Мои исследования показали, что обычно сон со сновидениями выполняет роль своего рода уборщика. Каждую ночь с его помощью наш автономный уровень возбуждения снижается. Сновидения представляют собой метафорическое представление процесса самоанализа и размышлений в состоянии бодрствования, – чувств и мыслей, вызывающих эмоциональное возбуждение, - в результате которых мы не предприняли никаких действий в реальности. Получив заряд эмоционального возбуждения, наш мозг должен завершить цикл возбуждения, и, если мы этого не сделали в реальном мире, он делает это за нас в фазе сна со сновидениями. Модели эмоционального возбуждения проигрываются в виде метафор и таким образом деактивируются. Однако в состоянии депрессии люди постоянно волнуются и чувствуют, что попали в ловушку, поэтому навязчивые размышления вызывают избыточное количество сновидений, на которые мозг тратит слишком много энергии. Также в состоянии депрессии продолжительность фазы восстанавливающего физические силы медленного сна значительно сокращается и становится недостаточной. Вот почему люди, страдающие от депрессии, ощущают недостаток жизненных сил по утрам, их способность к концентрации снижается, и им трудно мотивировать себя на занятие какими-либо делами.


Ваш подход отличается от общепринятого, не так ли?

Да, это так. Однако мы сняли на видео сотни случаев, и Вы можете видеть, как снова и снова люди, страдающие от депрессии, говорят, что они просыпаются усталыми и не могут заставить себя заняться делами. На протяжении всего дня и них плохое настроение, и эмоции постоянно захлестывают их. Многие пациенты говорят, что им трудно заснуть, потому что мысли, вызывающие эмоции, крутятся и крутятся у них в голове. Когда мы объясняем им, что на самом деле с ними происходит, одно объяснение уже помогает, - и в дальнейшем терапия, которую мы применяем, нацелена в первую очередь на подавление негативного самоанализа и размышлений. Большинство врачей говорили им, что депрессия вызвана химическим дисбалансом в головном мозге. Но это только половина правды: другая половина состоит с том, что низкий уровень серотонина в их организме является показателем проблем, существующих в их жизни, - их потребности не удовлетворяются и они чувствуют, что попали в ловушку, - а не того, что "что-то не так" в химическом составе мозга. Химический состав мозга – это не причина, это эффект.




Итак, Вы рассказываете своим клиентам, как именно возникает депрессивное состояние, но что дальше?

Мы используем комплексный подход, представляющий собой сочетание поведенческого и когнитивного методов с межличностным подходом, а также с расслаблением, юмором, внушением необходимости физических упражнений, - и весь этот комплекс основан на том, что мы называем "человеческими задатками", то есть генетически заложенными в нас потребностями и ресурсами. Особое внимание уделяется любому навыку, который позволит пациенту наладить отношения с окружающими и всем сообществом. Кроме того, с нашей помощью пациенту удается использовать свое воображение по-другому, и это не так трудно, как могло бы показаться. Задача нас, как терапевтов, состоит в том, чтобы избавить клиента от тревог и волнений, а также избыточного количества сновидений. Всему этому посвящен самый первый сеанс, и для некоторых пациентов этого достаточно. С другими приходится поработать подольше.


Что конкретно представляют собой человеческие задатки?

Термин "человеческие задатки" все чаще используется психотерапевтами, психологистами и педагогами-теоретиками для обозначения новых идей, охватывающих целый ряд понятий, и возникших в результате недавних исследований принципов работы мозга.

Каждому из нас от рождения присуще некое естественное наследие – частично сформированный разум, в котором содержится целая сокровищница изначальных знаний и внутренних моделей. Данные модели представляют собой физические и эмоциональные потребности, которые необходимо удовлетворять для полного проявления способностей собственного разума. Степень связи с ними, их удовлетворения и проявления в окружающем нас мире определяет наш уникальный характер, ясность восприятии, а также счастье и эмоциональное здоровье нашей семьи, – и в то же время полноценность общества, которое мы сами создаем вокруг себя. В дополнение к эмоциональным потребностям природа дала нам многочисленные ресурсы для их удовлетворения независимо от того, что нас окружает. Причинами депрессии обычно становится беспокойство, вызванное невозможностью удовлетворить некоторые потребности, – такие как потребность в ощущении контроля, в безопасности, в смысле жизни, в близости, в принадлежности к какому-то обществу и т.д., - а также неправильное использование внутренних ресурсов. Например, когда мы беспокоимся или тревожимся, мы неправильно используем один из самых сильных внутренних ресурсов – возможности нашего воображения.


Какие еще техники Вы используете?

Также мы используем метафору и рассказывание историй. Людям нравится слушать истории и анекдоты, если, конечно, они не страшные. Подходящая метафора, включенная в повествование, может обойти заградительные барьеры сознания и упасть подобно семени на почву коры головного мозга, которая способна распознать соответствующую модель. В дальнейшем, когда клиент вспоминает сеансы терапии, данная модель активизируется в коре правого полушария и вызывает спонтанное возникновение связей, в результате чего клиент переживает ощущение "Ага! Так вот в чем дело!". Затем он может "усвоить" озарение, что облегчает возможность использования данной модели. Вот конкретный пример: Пожилая клиентка моего коллеги страдала от недержания мочи, которое и стало причиной депрессии. Он начал рассказывать ей о своих дяде и тете, живших в замечательном домике в сельской местности, в который приезжали также некоторые члены семьи и который всем нравился. Он сам часто ездил туда в детстве. А затем он постепенно начал вводить в повествование метафору: по мере того, как дом старел, он становился все более сырым, в некоторых комнатах было просто невероятно сыро, канализация была ненадежна, но никто не обращал на это внимания и все продолжали любить старый дом и продолжали приезжать туда со своими семьями и друзьями. Клиентка вышла из депрессии, даже не осознав, что ей была оказана помощь. И все потому, что ее мозг усвоил расширенную метафорическую модель, которая вытеснила прошлую модель, послужившую причиной развития депрессии.


Каких видов терапии стоит избегать людям, страдающим от депрессии?

Исследования показали, что любая терапия и консультирование, основанное на обращение к неприятным воспоминаниям из прошлого, лишь усугубляет депрессивное состояние. Подобные виды терапии основаны на заблуждениях, которыми грешил еще Фрейд. Он считал, что подсознание похоже на подземную выгребную ямой: по его мнению, подавленные эмоции вытесняются в эту выгребную яму, а задача терапевта состоит в том, чтобы высвободить эти пагубные эмоции, таким образом освободив клиента от их влияния. Но такой подход просто не работает. Результаты исследований однозначно указывают на то, что сновидения выполняют подобную функцию каждую ночь. Другими словами, природа на самом деле изобрела "систему слива" эмоций задолго до того, как это попытался сделать Фрейд. Подобные виды терапии, стимулирующие самоанализ, ведущий к эмоциональному возбуждению, в действительности работают против природы.


Вы также рискнули исследовать одну из самых сложных областей – психозы, и предположили, что шизофрения представляет собой объективную реальность, обработанную мозгом, который спит и видит сны. Как это работает?

В первую очередь стоит отделить состояние – фазу "быстрого сна" (БДГ-фазу) – от содержания – непосредственно сновидения. Фаза "быстрого сна" во многом напоминает состояние гипнотического транса – кора левого полушария головного мозга в целом менее активна, мы способны сразу же усвоить метафору и воспринять собственные эмоции, и мы реагируем на получаемую информацию, которая вызывает эмоции, гораздо интенсивнее, чем в состоянии бодрствования. А теперь представьте себе человека, который находится в состоянии стресса и депрессии, которое повлияло на модель его сна – его мозг не может правильно выйти из фазы "быстрого сна" (БДГ-фазы). Ему все равно вынужден жить в реальном мире, мире бодрствования, однако его сознание как будто застряло в эмоциональном правом полушарии… которое понимает только язык метафор. И это достаточное пугающее место. Там легко могут произойти самые странные вещи.


Какие, например?

Например, голоса в голове: у пациента, страдающего от психоза, левое полушарие продолжает генерировать мысли, однако они преобразуются силами фазы "быстрого сна" (БДГ-фазы), и это состояние начинает управлять его мыслями. Единственный способ, с помощью которого спящее правое полушарие может понять мысли, возникшие в левом полушарии, - представив их в виде метафоры "голосов в голове". Вы как будто грезите наяву, ваше осознание собственной личности размыто, потому что в этот момент вы действуете по сценарию сновидения. Если Вы попытаетесь обработать информацию, полученную из реального мира, вы просто потеряете ощущение самого себя, на которое можно было бы ориентироваться при различных переживаниях, и вы начинаете чувствовать, что кто-то еще должен контролировать все, что происходит. Мы не говорим о том, что это исчерпывающее объяснение природы психоза, однако услышав данное объяснение, многие люди, страдающие от психоза, говорили; "Огромное спасибо! Теперь мне на самом деле стало все понятно!"

Как все эти идеи воспринимаются психотерапевтическим сообществом? Есть ли у вас противники?

Когда мы только начали – нам было сравнительно легко. Мы контактировали с людьми, уже открытыми для наших идей. Чуть позже мы столкнулись с долей враждебности и неприятия. Такое происходит потому, что школы терапии превращаются в идеологию, а не работают с реальными знаниями. Они становятся сектами со своими священными книгами и пресвятыми духовниками. И они даже не пытаются открыться новым идеям. Однако фактором, вдохновляющим нас на дальнейшую работу, стал отклик со стороны своего рода "чернорабочих" от психиатрии – трудовых терапевтов, социальных работников, медсестер психиатрических отделений, консультантов общей практики, которые работали в сообществе и т.д. Они понимали, что их профессиональная подготовка дала им в руки мало средств помощи своим пациентам, и страстно желали овладеть новыми знаниями и умениями.


И как же Вы предотвратили превращение в секту своей собственной школы терапии?

Наука основана на принципе пересмотра любого знания, которым мы обладаем в данный момент, в свете вновь открывающихся фактов. Мы объединяем последние разработки в различных областях науки, и мы признаем тот факт, что идеи большинства из самых популярных школ терапии основаны лишь на обломках истины. И это лишь крупицы информации. Мы не покупаемся на их идеологию. Вместо этого мы ищем информацию, строим на ее основе расширенную модель и из этих подходов берем на вооружение ценную для нас информацию, при этом отвергая информацию, не несущую никакой ценности. Должен сказать, что самым серьезным препятствием на пути к распространению терапии в России являются критерии, которые определяют квалификацию терапевта. Они основаны скорее на идеологии, а не на реальности. Например, исследования показали, что совершенно неважно, подвергался ли сам терапевт своей терапии, – это абсолютно не влияет на его квалификацию. А некоторые другие школы терапии выдвигают множество дополнительных требований! Таким образом, вся эта развития структура нацелена на то, чтобы защитить свою территорию, озабочена количеством часов практики своих членов (а не эффективностью их работы) и создание рабочих мест для своих членов. Я бы сказал, что им стоило бы озаботиться разработкой метода, который действительно работает, и оценкой эффективности конкретных практикующих консультантов и терапевтов.


Эффективная терапия крайне важна, так как рост количества психических расстройств вызывает опасения. Как вы думаете, проявления эмоций действительно вышли из-под контроля в нашем обществе?

На самом деле наше общество не способно управлять эмоциями. Эмоция представляет собой один из "ящиков", по которым мозг распределяет поступающие стимулы. Таким образом, каждое впечатление помещается либо в ящик гнева, либо в ящик тревоги, либо в ящик печали, либо в какой-то другой ящик. Наша индивидуалистическая культура рассматривает эмоции как нечто священное, как наиболее важный аспект человеческого бытия, а не как примитивную систему классификацию, над совершенствованием которой необходимо еще работать и работать. Совершенствование восприятия происходит в органе более высокого порядка – коре головного мозга, благодаря которой мы способны разглядеть оттенки серого за черно-белым эмоциональным восприятием.


Можно ли именно этим объяснить ту легкость, с которой мы ввязываемся в конфликты?

Эмоциональное возбуждение является своего рода служанкой тирании – как домашней, так и в более широких масштабах. Оно захватывает наше внимание. Оно не дает мыслить ясно и облегчает психопатическим личностям подъем на трибуну, с которой они могут вещать и навязывать свою волю окружающим. Единственным выходом из конфликтной ситуации, который работает в долгосрочной перспективе, является установление такого социального строя, при котором большинство людей будет иметь возможности удовлетворить свои потребности.

И, конечно, конфликт, - неважно, где он происходит: дома или на поле боя – может привести к травмам…

Да. Мозг каждого из нас может быть травмирован под влиянием событий, угрожающих нашей жизни и здоровью. И решающее значение здесь имеет не само жестокое обращение и не его продолжительность. Значение имеет степень вреда, нанесенного развитию личности, а также неспособность усвоить необходимые для жизни навыки, которая наблюдается у людей, подвергавшихся чрезмерно жестокому обращению в детстве. Они не способны нормально функционировать в реальной жизни, и обычно нуждаются в долгосрочном психологическом воздействии и обучении навыкам, необходимым для жизни. Чаще всего это характерно для ситуации, когда близкий родственник плохо обращался с ребенком, тем самым вмешавшись и естественный процесс развития.


А что Вы скажете насчет жертв пыток?

Люди, которым удалось сохранить хотя бы малейшее ощущение контроля над ситуацией во время пыток или в период лишения свободы, как правило, восстанавливаются гораздо быстрее. Даже если это контроль над тем, когда именно закричать – например, сосчитав до десяти после поднесения электродов к коже, - это все же хоть какой-то контроль.


Как Вы лечите травмированных пациентов?

Мы знаем, что не каждый подвержен посттравматическому стрессовому расстройству. Однако у некоторых оно может проявиться с большей долей вероятности, особенно у людей с хорошо развитым воображением. Когда мы попадаем в ситуацию, угрожающую нашей жизни и здоровью, нас сначала как будто парализует, потому что нам нужно разобраться, что происходит. Затем у большинства из нас активизируется механизм «бороться или бежать». Однако некоторые индивидуумы с хорошо развитым воображением так и продолжают стоять столбом, как будто под гипнозом, и невероятное количество информации о травмирующем событии попадает в их лимбическую систему. В дальнейшем, когда что-либо хотя бы отдаленно напоминает какой-то аспект события, изначально травмировавшего психику пациента, автоматически проявляется паника и другие симптомы.


И как же с этим справиться?

С помощью управляемого потока образов мы вводим пациента в состояние глубокого расслабления, в состояние транса, в котором можно разорвать ассоциативные связи, а затем с помощью метафорического "видео" клиенту предоставляется возможность очень быстро "переиграть" воспоминания, тем самым обретя над ними контроль. Благодаря этому процессу травмирующая модель выдворяется из лимбической системы и превращается в конкретное воспоминание. Данный метод борьбы с посттравматическим стрессом оказался наиболее эффективным. Он работает потому, что лимбической системе дается стимул на переписывание воспоминаний, в то время как тело пациент находится в состоянии физиологического расслабления. Мозжечок получает сообщение о том, что данное событие больше не представляет опасности, и необходимость поддерживать состояние повышенной бдительности отпадает сама собой. Значение этой техники в послевоенное время просто неоценимо, потому что она поможет множеству солдат и гражданских лиц справиться с посттравматическим стрессом.